Пресса

30 октября 2010 года на сайте опубликовано  видео и сообщение «102 воинов советской армии перезахоронили у села Лютеж».
Перевод сообщения с украинского языка:
Все они  погибли в 1943 году в битве за Киев и его окрестности. Восстановление имен защитников Родины предшествовала тщательная трехмесячная работа. Опознать удалось четыре персоны. На церемонию приехали их родные.
67 лет тому назад в битве за Днепр погибли 400 тысяч воинов Красной Армии. Основные удары красноармейцы наносили с Лютежского и Букринского плацдармов.  Именно на этой территории с начала лета археологи нашли останки 102 освободителей. Благодаря личным вещам четырем из них удалось вернуть имена.
Речь идет о медсестре Розе Козленко. Она погибла, когда ей еще не исполнилось 20 лет. Ее внук Павел искал бабушку 17 лет. И до последнего надеялся, что она жива.
Кроме Розы Козленко удалось опознать младшего лейтенанта Александра Коваленко, сержанта Михаила Дорохова и рядового Алексея Кузнецова. Невестка и племянница приехали из России  почтить память родственника.
Это уже восьмое массовое захоронение останков воинов, организованное поисковиками отряда «Днепр-Украина». Говорят, без помощи местных жителей не обошлось.
За три года археологи нашли свыше четырех сотен воинов. Для двадцати из них установили имена.

 

В октябре 2010 года на форуме сайта poiskpeople.ru "ИЩУЩИЙ ДА ОБРЯЩЕТ" появилось сообщение о том, что при содействии нашего сайта были найдены родственники Розы Козленко, останки которой обнаружены Киевским АПО " Днепр-Украина".

Статья Льва Шварцмана "Всем еврейским миром...", посвященная Календарю Холокоста, опубликована в феврале 2005 года в интернете:
http://base.ijc.ru/new/site.aspx?STID=245090&SECTIONID=247013&IID=271048
http://www.lenta.co.il/page/20050222052330

Статья Ехиля Белиловского и Льва Шварцмана "Русские могилы в Германии (1941-1945 гг)" опубликована в октябре 2004 года в интернете:

Статья Ехиля Белиловского и Льва Шварцмана "Я памятник тебе воздвиг … " опубликована в октябре 2004 года в сетевом журнале еврейской истории, традиции, культуры " ЗАМЕТКИ ПО ЕВРЕЙСКОЙ ИСТОРИИ ": http://berkovich-zametki.com/Nomer40/Belilovsky1.htm

В конце 2003 года в газете "Русский израильтянин" опубликована статья Эмиля Шлеймовича "ПОКОЙСЯ С МЭЙЛОМ", посвященная виртуальным кладбищам в Интернете.

 

Из разных публикаций:

Средняя продолжительность жизни женщин в Германии составляет 80,7 лет. Мужчин - 74,7. Это ниже среднего европейского показателя.
"Bild", сентябрь 2003

Похоронное право в ФРГ относится к сфере регулирования федеральных земель. В большинстве земель соответствующее законодательство существует еще со времен нацистского режима: начиная от законов о вскрытии трупов, транспортировке тел или кремации вплоть до коммунальных уставов кладбищ, в которых, к примеру, оговорены размеры надгробных памятников. Однако захоронение в земле и кремация разрешены во всех землях. При этом тело умершего должно находиться в прочном деревянном гробу. Погребение в саване, согласно мусульманским или иудейским ритуалам, практически повсюду запрещены. После кремации прах умершего должен быть захоронен в урне. С официального согласия разрешается проводить погребение в море или развеивать пепел на кладбище. В некоторых местах существуют так называемые лесные кладбища, на которых родственники могут захоронить урны с пеплом умерших под деревом.
"Еврейская газета", №05(21), Май 2004

В Германии в 1997 году покончило жизнь самоубийством 12 256 человек. Самые частые способы сведения счётов с жизнью: повешение, отравление, прыжок с высоты. Кроме того, каждый 50-й погибший в автодорожном происшествии, является самоубийцей. Получается, что из ежегодных 7400 жертв дорожного движения, 148 выбрали этот способ смерти. Специалисты полагают, что цифра эта занижена. Дорожные самоубийцы принимают решение о смерти спонтанно. В одну минуту для них обрушивается весь мир. Они садятся за руль автомобиля и несутся, куда глаза глядят.

Из-за нехватки мест на кладбищах филиппинской столицы Манилы принято решение хоронить мёртвых в вертикальном положении. Это позволит на том же самом участке хоронить трёх покойных вместо одного.
"Bild", декабрь 2003.

Можем мы наших покойных держать дома?
Телевизионный пастор Флиге(56) молился пять дней у тела своей покойной матери. ... шокировал нацию. Он сказал газете "Bild am Sonntag": "Я провёл с моей умершей матерью пять дней в квартире. Конечно, некоторые люди найдёт такое прощание ужасным - я же нахожу такой способ прощания чрезвычайно важным."
Его мать Ильзе умерла в начале октября в возрасте 88 лет. Модератор имел с ней особую духовную близость.
Но можно ли держать покойного человека так долго дома?
Герда Граф, председатель федерального объединения хосписов имеет противоречивое мнение: "Мне кажется важным, попрощаться с умершим близким дома. Но пять дней в любом случае очень долгое время".
Согласно закону о захоронении Северного Рейна Вестфалии покойных можно содержать в доме до 36 часов, в потом перевозить в морг. Если не было соответствующего разрешения. Флиге явно нарушил этот закон.
Поддержку получил Юрген Флиге от Хельги Лёвич (58), которая потеряла в декабре своего любимого мужа Клауса (†66). Она сказала журналистам газеты "Bild": "Я нахожу решение пастора Флиге правильным. Я его хорошо понимаю. Я бы тоже своего Клауса после его смерти держала бы в доме, если бы он не умер в больнице".
Окоченелость трупа держится 76 часов. Биолог - криминалист д-р Марк Бенеке сказал газете "Bild": "Если покойный умер мирно, то его лицо выглядит так, будто он уснул и производит немного впечатление будто оно из воска. За два - три дня не происходит никаких видимых серьёзных изменений с телом. Затем районе пупка может появиться пятно. Это происходит от гниения кишечника. Окоченелость трупа может продолжаться до 76 часов. В это время невозможно двигать конечностями, пальцами покойного. Через примерно два дня в зависимости от температуры в помещении начинает образовываться запах. Запах расценивается неспециалистами в основном как сладковатый или запах гниения"
. "Bild", 3 ноября 2003

Похоронные услуги в городах Северного Рейна-Вестфалии постоянно дорожают - они уже многим не по карману.
В Германии можно прожить очень дёшево. Дорого в Германии умереть. То есть, конечно, умереть-то ничего не стоит, но за смертью следует не только загробная жизнь, данные о которой весьма отрывочны и неконкретны, а потому мы не станем касаться её на страницах газеты. За смертью следуют похороны.
Похороны - это прежде всего участок земли на кладбище. Живой может, как птица небесная, всю жизнь обходиться без земельной собственности. Мёртвому без клочка землицы нельзя никак. Сюда надо добавить всякие мелкие расходы: рытьё могилы, гроб, катафалк, аренда зала церемоний, оплата труда неунывающих могильщиков и услуги похоронных агентов с профессионально траурными лицами. Похоронная индустрия - нормальная отрасль экономики. Здесь тоже царят законы рынка. Конкуренция, монополии, ценовая политика, психология клиента - всё это касается кладбищенского бизнеса не меньше, чем торговли пивом.
Правда, для клиентов ситуации несопоставимы. Любитель пива может не спеша перепробовать все сорта и сравнить цены в разных пивных. Может в случае чего пить поменьше, а если прижмёт нужда - "завязать". Клиенту похоронной конторы не до экспериментов. Перед лицом смерти человек всегда неискушён и покладист, он стыдится говорить о цене и платит без возражений.
Чудесный участок в тихой и ухоженной части дюссельдорфского Зюдфридхофа стоит 1710 евро. Это будет могила высшего разряда, так называемый Wahlgrab: место на выбор, по происшествии оплаченных 30 лет покой усопшего можно продлить. О вечном покое говорить трудно - кто поручится, что сможет платить вечно? Могила подешевле - Reihengrab - обойдётся там же в 860 евро. Это место на 20 - 25 лет там, где выделит администрация, продлению не подлежит. Самый дешёвый вариант - место для урны с прахом: Urnen-Reihengrab - 770 евро.
В других городах нашей федеральной земли цены другие. Дуйсбург: 1656 - 907 - 685 евро. Холинген: 1260 - 609 - 403. Клеве: 688 - 303 - 175 евро.
За комплекс ритуальных услуг берут тоже по-разному, цены колеблются от 240 до 900 евро. Эти цены устанавливаются городскими властями, у них свои резоны. В Леверкузене, когда цена за стандартную могилу, Reihengrab, в прошлом месяце подскочила с 640 до 1019 евро, а за захоронение урны - с 206 до 528, горсовет счёл нужным дать объяснения для прессы. Это вынужденная мера, - сказал представитель совета Франк Штупп. Наши доходы в последнее время сильно сократились, так как люди всё чаще прибегают к дешёвому анонимному погребению".
Волны подорожаний следует ожидать и в других городах. До сих пор кладбища рассматривались как места общественного пользования, имеющие экологическую и социальную функцию, и отчасти финансировались из городской казны. Теперь города экономят на всём и хотят сбросить с себя это бремя. А значит, в стоимость похорон войдёт и оплата труда кладбищенских озеленителей.
Не вернутся больше патриархальные времена, когда достаточно было сколотить простой сосновый гроб, вырыть могилку, да посадить плакучую иву. .. Полная стоимость похорон уже сейчас составляет от 2 до 10 тысяч евро. И ничего удивительного, что среди множества гражданских инициатив появилась и "потребительская инициатива культуры погребения" "Энтернитас" На латыни это красивое слово означает "вечность". Её председатель Герман Вибер носится с идеей остановить спираль роста цен в погребальном бизнесе посредством приватизации кладбищ. Частное предприятие сможет работать эффективнее, сократить управленческие расходы, отказаться от дорогостоящих услуг городской службы озеленения. Ничего лишнего. В конце концов, похороны - не роскошь и должны быть доступны каждому.
А пока самый доступный путь бегства от дороговизны - то самое анонимное погребение, на которое ссылаются в оправдание нового витка роста цен. Это значит - после крематория урну с прахом зароют на зелёной лужайке без всяких опознавательных знаков. Прагматично и без сантиментов. Негде "кудри наклонять и плакать", да и зачем? После могилы с ограниченным сроком пользования логично сделать следующий шаг...
Культура погребения меняется на наших глазах, и не в последнюю очередь по экономическим причинам. Вполне по Марксу.
Мириам Кеслер, газета "Русская Германия"

Гости поминок оплакивают живого
Всё больше американцев приглашают на собственные поминки
Не все, кто пришёл попрощаться с Мэрти Гельтман, были одеты в траурную одежду. Некоторые пришли в ярких платьях, другие в джинсах и футболках, третьи в светлых летних костюмах. Но некоторые были всё-таки в чёрной одежде, и некрологи на бывшего учителя начальных классов, ныне пенсионера, были многочисленными и трогательными. Микрофон идёт по кругу, и каждый имеет что сказать об остроумии этого человека, его целях и мечтах, о том, зачем он жил и работал. Объятия, слёзы, руки, ищущие пожатий в этот трудный час. Это поминки с одним решительным отличием: Мэрти Гельтман сидит проворно-живой в кругу гостей своих поминок.
Он не умер, пока не умер. Но жить ему осталось недолго. Врачи дают ему самое большое три месяца. Поэтому Мэрти Гельтман собрал вокруг себя своих друзей, на "праздник жизни", как он это называет. Думая о скором прощании, Мэрти и его жена вспоминали о поминках, на которых им доводилось бывать в качестве гостей: "Как жаль, что покойный не может слышать прекрасных речей, которые посвящены ему", - говорит Целла Гельтман.
Мысль, конечно, не новая, а вот последствия, которые выводят из этой дилеммы всё больше ньюйоркцев, оригинальны: они отмечают прощание будучи живыми. 100 друзей, коллег и знакомых пригласил смертельно больной 65-летний человек в это воскресное утро. Они все знают, что с ним. Его опухоль мозга не может быть прооперирована, все терапии оказались безуспешными.
Это утро в Мористауне порой было отмечено некоторыми моментами тяжёлых прощаний, которые вполне естественны. Но есть также много мажорных моментов. пара друзей изображают скетч, одна знакомая хозяев поёт песню "Хэлло, Мэрти!" на мелодию "Хэлло, Долли!". Раздаётся много смеха. Но у многих тяжело на сердце. "Как и каждый здесь в помещении, - говорит сын Мэрти Стевен а голосе которого слышна грусть, я желаю, чтобы мы могли ещё дольше побыть вместе. Папа, я люблю тебя!" И сам оплакиваемый, который в этот день надел смокинг, не может сдержать слёз, когда органист общины, которую он посещает, играет его любимую мелодию. В конце каждый гость в отдельности прощается с Мэрти Гельтманом; гости "праздника жизни" стоят в очереди будто поздравляют на свадьбе.
Идее поминок при жизни Гельтманы обязаны одной знакомой, которая пригласила их в 1993 году на такое же событие. Она умерла три дня спустя. В последние годы "праздники жизни" во многих американских больших городах становятся всё популярней. "Если всё проведено хорошо, открыто и честно, то это отличное дело. Оно может помочь многим людям провести прощание", - говорит психолог Юдит Стилион, которая ответственна в Союзе американских психологов за преодоление последствий траурных событий. Союз же американских похоронных организаций напротив скептичен, может быть, из боязни за судьбу их дела: "Может быть, для тех, кто умирает - это помощь. А те, кто остаётся, всё равно нуждаются в возможности попрощаться после смерти", - говорит президент союза Джон Капмон.
Эксперты могут спорить. Мэрти Гельтман в конце своего "праздника жизни" был доволен и даже смеялся над самим собой: "Я думал, что меня сегодня будут восхвалять и награждать. Но так, как я ожидал, не случилось", - шутит он. Но серьёзно он добавляет: "Я хотел показать моим друзьям, как надо умирать и как надо прощаться" Теперь всё в порядке. Теперь и вправду всё в порядке
"Westdeutsche allgemeine Zeitung"



Pfeil