Эпитафии
Epitafie

 

Автоэпитафии выделены красным цветом


К.Н. Батюшков:

Не нужны надписи для камня моего,
Скажите просто здесь: он был и нет его!


НАДПИСЬ НА ГРОБЕ ПАСТУШКИ

Подруги милые! в беспечности игривой
Под плясовой напев вы резвитесь в лугах
И я, как вы, жила в Аркадии счастливой,
И я, на утре дней, в сих рощах и лугах
Минутны радости вкусила;
Любовь в мечтах златых мне счастие сулила;
Но что ж досталось мне в сих радостных местах?—
Могила!
Teller

Семен Бержанер


Завещаю жизнь прожить достойней,
Не спешить концы быстрей отдать.
Ведь и мне здесь будет тем спокойней,
Чем всех вас я дольше буду ждать.

Teller
. Роберт Бернс

Бездушному дельцу:

Здесь Джон покоится в тиши,
Конечно, только тело...
Но говорят, оно души
И прежде не имело!

 

Школьному педанту:

В кромешный ад сегодня взят
Тот, кто учил детей...
Он может там из чертенят
Воспитывать чертей.

 

Джону Бушби:

Прошёл Джон Бушби честный путь.
Он жил с моралью в дружбе...
Попробуй, дьявол, обмануть
Такого Джона Бушби!


Церковному старосте, сапожнику Гуду:

Пусть по приказу сатаны
Покойника назначат
В аду хранителем казны -
Он ловко деньги спрячет.


Эсквайру, который был под каблуком жены:

Со дней Адама все напасти
Проистекают от жены.
Та, у кого ты был во власти,
Была во власти сатаны.


Честолюбцу:

Покойник был дурак и так любил чины,
Что требует в аду короны сатаны.
- Нет молвил сатана. - Ты зол и даже слишком,
Но надо обладать каким-нибудь умишком!

Твердолобому трусу:

Клади земли тончайший слой
На это сердце робкое,
Но башню целую построй
Над черепной коробкою

Нетленному капитану:

Пред тем, как предать капитана могиле,
Друзья бальзамировать тело решили.
-Нет, - молвил прохожий, - он так ядовит,
Что даже червяк от него убежит!


Самоубийце:

Себя, как плевел, вырвал тот,
Кого посеял дьявол.
Самоубийством от хлопот
Он господа избавил.

Крикливому старьевщику:

Ушёл ли ты в блаженный рай,
Иль в ад, где воют черти, -
Впервые этот вздорный лай
Услышат в царстве смерти.

Преподавателю латыни:

Тебе мы кланяемся низко,
В последний раз, сказав: "Аминь!"
Грешил ты редко по-английски.
Пусть бог простит твою латынь!

Старухе Гризель Грим:

Лежит карга под камнем сим.
И не могу понять я,
Как это ведьме Гризель Грим
Раскрыла смерть объятья!


Вильяму Грэхему, эсквайру:

Склонясь у гробового входа,
-О смерть! - воскликнула природа, -
Когда удастся мне опять
Такого олуха создать!..


Скряге

Под камнем сим погребены
Твои, скупец, останки.
Ты можешь в царстве сатаны
Служить хранителем казны
В его подземном банке!


Владельцу усадьбы

Джемс Грив Богхед
Был мой сосед,
И, если в рай пошел он,
Хочу я в ад,
Коль райский сад
Таких соседей полон.


Знакомому, который отвернулся привстрече с поэтом

Чего ты краснеешь, встречаясь со мной?
Я знаю: ты глуп и рогат.
Но в этих достоинствах кто-то иной,
А вовсе не ты виноват!

Teller

Александр Бестужев

ПРИПИСКА К БОГАТОМУ НАДГРОБИЮ
В БЕДНОСТИ УМЕРШЕГО ПОЭТА

Не спас от нищеты полет орлиных крыл,
Ни песней дар, ни сердца пламень!
Жестокие! У вас он хлеба лишь просил,
Вы дали — камень.

Teller

Б.Брайнин


Марии Магдалине:

Здесь спит Мария Магдалина,
Была красавица лиха.
Прохожий! Если ты мужчина,
Сверни подальше от греха.



Шехерезаде:

Прохожий! Здесь лежит Шехерезада!
Бедняжка угодила в пекло ада.
Ведь на земле мужчинам, ждавшим ласки,
Она всю жизнь рассказывала сказки.


Teller
И.А. Бунин

Надпись на могильной плите

Несть, Господи, грехов и злодеяний
Превыше милосердья Твоего!
Рабу земли и суетных желаний
Прости грехи за горести его.
Завет любви хранил я в жизни свято:
Во дни тоски, наперекор уму,
Я не питал змею вражды на брата,
я всё простил, по слову Твоему.
Я, тишину познавший гробовую
Я, воспринявший скорби темноты,
Из недр земных земле благовествую
Глаголы Незакатной Красоты!

Teller
Олег Воскресенский

Я не страшусь ни тьмы, ни адского огня.
Вострите нож иль яду мне отмерьте.
По вскрытии души что скажут про меня?
Диагноз: христианин. Исход: бессмертье

Teller

Пётр Вяземский

Российский Диоген лежит под сею кочкой:
Тот в бочке прожил век, а наш свой прожил с бочкой.

ЭПИТАФИЯ СЕБЕ ЗАЖИВО

Лампадою ночной погасла жизнь моя,
Себя, как мертвого, оплакиваю я.
На мне болезни и печали
Глубоко врезан тяжкий след;
Того, которого вы знали,
Того уж Вяземского нет.

1871

Teller

Александр Грибоедов

[ЭПИТАФИИ ДОКТОРУ КАСКАЛЬДИ]
1
Из стран Италии - отчизны
Рок неведомый сюда его привел.
Скиталец, здесь искал он лучшей жизни...
Далеко от своих смерть близкую обрел!

2
Брыкнула лошадь вдруг, скользнула и упала, -
И доктора Кастальдия не стало!..
Апрель - май 1820

Teller

Денис Давыдов

Под камнем сим лежит Мосальский тощий:
Он весь был в немощи - теперь попал он в мощи.
1822

Teller

Антон Дельвиг

Прохожий! здесь лежит философ-человек,
Он проспал целый век,
Чтоб доказать, как прав был Соломон,
Сказав: «Всё суета! всё сон!»
1819

Жизнью земною играла она, как младенец игрушкой.
Скоро разбила ее: верно, утешилась там.
1824

Teller

Владимир Демыкин

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ЭПИТАФИЯ

Под камнем сим почиет муж -
Сторонник твёрдых правил, -
Что сотни тысяч грешных душ
К прапращурам отправил.

Он мягкотелых презирал -
Он был иного рода!.. -
Он был великий генерал
Великого народа.

Но час пробьёт, когда в гробу
Он бодро повернётся
И, невзирая на судьбу,
Восстанет - и вернётся!..

И обратится генерал
К народу со словами:

"Я ненадолго
умирал,
Но нынче -
снова с вами!.."

1995

Teller

Гаврила Державин

НА ГРОБ N. N.

Сребра и злата не дал в лихву
И с неповинных не брал мзды,
Коварством не вводил в ловитву
И не ковал ничьей беды;
Но верой, правдой вержа злобу,
В долгу оставил трех царей.
Приди вздохнуть, прохожий, к гробу,
Покоищу его костей.
Между 1803 и 1816

 

НА ГРОБ ВЕЛЬМОЖИ И ГЕРОЯ

В сем мавзолее погребен
Пример сияния людского,
Пример ничтожества мирского:
Герой — и тлен.
После 1780?

Teller

Владимир Городзейский

Горнолыжнику

Гремя многострадальными костями,
Спустился он с Чегета и упал.
И взмах друзей, взметнувшийся руками,
Никак его уже не привлекал.
И солнце не ему уже светило.
Зови его теперь, иль не зови.
Горе отдал все внутренние силы
И страсть неразгоревшейся любви.

Он постоянный завсегдатай бара.
Но это после трех, сначала - склон.
А по ночам терзал свою гитару,
Вниманьем женщин всяких окружен.
В три ночи, чаще в пять он спать ложился.
А в семь, бедняжка, он уже вставал.
Не на себя, он на будильник злился.
И за водой к источнику бежал.

Гитара, лыжи, некая блондинка
Дарили ему счастье десять дней.
Фенита ля! Закончилась пластинка.
Он был не самым худшим из парней.
Клянусь Эльбрусом, это вправду было.
Но "фишера" ему не помогли.
Горе отдал все внутренние силы
И страсть несостоявшейся любви.

 

Поэт лежит здесь и пилот.
И даже через век
Меня, надеюсь, помянет
Хороший человек.
Но лучше сто! И вот успех:
Когда один из них
У камня вдруг под общий смех
Мой прочитает стих.

Teller
Игорь Губерман

Лежал бы ты - читал бы я.
Teller
Владимир Гузенков

Сей памятник сооружен
имевшему девиц и жен
талант от Бога и грехи
философу, кто вам стихи -
клад размышлений - написал,
кто жить среди жлобов устал

Teller

Алексей Жемчужников

Газете "Весть"
О том, что "Вести" нет, воздержимся тужить:
Она своим друзьям жить долго приказала;
И "Вести" партия без "Вести" будет жить, -
Не скажут про нее, что без вести пропала.

Нашему прогрессу
Он рос так честен, так умен,
Он так радел о меньших братьях,
Что был Россией задушен
В ее признательных объятиях.

Нашей цензуре
Тебя уж нет!.. Рука твоя
Не подымается, чтоб херить, -
Но дух твой с нами, и нельзя
В его бессмертие не верить!..

Нашему институту мировых посредников
Кто мог подумать!.. Наш успех
В нем выражался, - и давно ли?..
А уж почил он в лоне тех,
Кто брали взятки и пороли!..
1871

Teller


В. Казаков

Эпитафия на могиле старого солдата:
"Виноват, ваше благородие!"
Teller

Николай Карамзин

Одна нежная мать просила меня сочинить надгробную надпись для умершей двулетней дочери ее. Я предложил ей на выбор следующие пять эпитафий; она выбрала последнюю и приказала вырезать ее на гробе.

1
Небесная душа на небо возвратилась,
К источнику всего, в объятия Отца.
Пороком здесь она еще не омрачилась;
Невинностью своей пленяла все сердца.

2
И на земле она, как ангел, улыбалась:
Что ж там, на небесах?

3
В объятиях земли покойся, милый прах!
Небесная душа, ликуй на небесах!

4
Едва блеснула в ней небесная душа,
И к Солнцу всех миров поспешно возвратилась.

5
Покойся, милый прах, до радостного утра.
1792

Teller
Эмиль Кроткий

Сочинителю:
Покойник писал до последнего вздоха.
Прости, всемогущий, писавшего плохо!
Teller
Олег Кувшинов

Дяде
Здесь спит лентяй и лежебока
И неудавшийся пророк.
Он победить не смог порока
И вот, не в шутку занемог.

Он жизнь не смог прожить достойно
И в тесный саван был одет.
Пусть тлеет прах его спокойно.
А Вы - живите много лет!

Teller
М.Ю. Лермонтов

Простосердечный сын свободы,
Для чувств он жизни не щадил;
И верные черты природы
Он часто списывать любил.

Он верил темным предсказаньям,
И талисманам, и любви,
И неестественным желаньям
Он отдал в жертву дни свои.

И в нем душа запас хранила
Блаженства, муки и страстей.
Он умер. Здесь его могила.
Он не был создан для людей.
1830

Teller

Фридрих фон Логау

Скупцу:

В земле скупец, но ты не верь,
Что он обрёл покой теперь:
Скорбит о звонкой он монете
На том, как и на этом свете.
Teller

Михаил Ломоносов

Под сею кочкою оплачь, прохожей, пчелку,
Что не ленилася по мед летать на стрелку,
Из губ подьяческих там сладости сбирать:
Кутья у них стоит, коль хочешь поминать.

Teller

Самуил Маршак
Из английского

Скряге:

Он умер оттого, что был он скуп:
Не полечился, - денег было жалко;
Но если б знал он цену катафалка,
Он ожил бы, чтобы нести свой труп!

 

Похоронных дел мастеру:

Оплакивал он многих - по профессии,
Но только раз себе позволил он
Лежать во время траурной процессии
И не напиться после похорон.

 

Гренадёру Хемпширского полка:

Я, гренадёр, лежу в земле сырой,
Я простудился, выпив кружку пива.
Не пейте пива жаркою порой,
А пейте спирт - и будете вы живы!

 

Шофёру:

Бедный малый в больничном бараке
Отдал душу смиренному богу:
Он смотрел на дорожные знаки
И совсем не смотрел на дорогу.

 

Завещание писателя:

Пусть на моём напишут пьедестале:
Грешил он много, но его читали.
Teller
Эпитафия Наполеона

Да, тень твою никто не порицает,
Муж рока! Ты с людьми, что над тобою рок;
Кто знал тебя возвесть, лишь тот низвергнуть мог:
Великое ж ничто не изменяет.

Teller

Николай Огарев

К МОЕЙ БИОГРАФИИ

Мое надгробное

Несмотря на все пороки,
Несмотря на все грехи,
Был я добрым человеком
И писал свои стихи.

И писал их в духе бунта —
Из стремленья люд менять,
Находя в стихах отраду,
В бунте видя благодать.

Никогда переворота
Не нашел среди людей,
Умираю утомленный
Злом общественных скорбей.
1874-1876

Teller

Виктор Пицман

НАДПИСЬ НА МОГИЛЕ ОПТИМИСТА

Пусть здесь не место, - улыбнись ты:
Ты - у могилы оптимиста!
Хоть есть получше в этом мире,
Я счастлив и в такой квартире!
12 апреля 2005

Teller
Григорий Подольский

Эпитафия написана поэтом-бардом,
полковником, кандидатом наук
за три месяца до своей кончины.


Поэзия - язык Богов.
Я с ней дружил всегда по-свойски.
Ей ранил я сердца врагов
Без компромисов по-подольски.
И, наконец, я изнемог
И мою душу принял Бог.
Но не грусти, родная Русь,
Остался в песнях дух мой плотский,
Я пленник твой, в них остаюсь,
Таким как есть и не стыжусь:
Григорий, Вити сын, Подольский!

Teller

А.С. Пушкин

Здесь Пушкин погребен; он с музой молодою,
С любовью, леностью провел веселый век,
Не делал доброго, однако ж был душою,
Ей богу, добрый человек.


На смерть стихотворца:

Покойник Клит в раю не будет:
Творил он тяжкие грехи.
Пусть бог дела его забудет,
Как свет забыл его стихи!


Эпитафия младенцу. Кн. Н.С. Волконскому

В сиянии и в радостном покое,
У трона вечного творца,
С улыбкой он глядит в изгнание земное,
Благословляет мать и молит за отца.

Teller

Кондратий Рылеев

  НАДГРОБНАЯ НАДПИСЬ

Пр[асковье] Тих[оновне] Чир—ной
Под тенью миртов и акаций
В могиле скромной сей
Лежит прелестная подруга юных граций:
Ни плачущий Эрот, ни скорбный Гименей,
Ни прелесть майской розы,
Ни друга юного, ни двух младенцев слезы
Спасти Полину не могли!
Судьбы во цвете лет навеки обрекли
Ее из пламенных объятий
Супруга нежного, детей, сестер и братий
В объятья хладные земли...
Лето 1821

  [НА СМЕРТЬ СЫНА]

Земли минутный поселенец,
Земли минутная краса,
Зачем так рано, мой младенец,
Ты улетел на небеса?

Зачем в юдоли сей мятежной,
О ангел чистой красоты,
Среди печали безнадежной
Отца и мать покинул ты?
Сентябрь 1824

Teller
В.С. Соловьев

Владимир Соловьев
Лежит на месте этом.
Сперва был философ,
А ныне стал шкелетом.
Иным любезен быв,
Он многим был и враг;
Но, без ума любив,
Сам ввергнулся в овраг.
Он душу потерял,
Не говоря о теле:
Её диавол взял,
Его ж собаки съели.
Прохожий! Научись из этого примера,
Сколь пагубна любовь и сколь полезна вера.


Не рисуйте надгробий и плит над могилкой моей
Не любил и при жизни когда что-то давит на грудь
Пусть растёт там трава и на ветке поёт соловей
Чтобы путник уставший мог сесть и чуть-чуть отдохнуть

Teller

Эпитафия на могиле Ришелье

Что он делал хорошего,
То он делал плоховато.
А что он делал плохого,
То он делал хорошо.

Teller

Александр Сумароков

На месте сем лежит презнатный дворянин.
Был очень он богат, имел великий чин.
Что здесь ни сказано, всё сказано без лести?
Довольно ли того к его бессмертной чести?
1755

Прохожий! Обща всем живущим часть моя:
Что ты, и я то был; ты будешь то, что я.
1755

Два брата здесь лежат: один во весь свой век
Был честный, а притом несчастный человек.
Другой с бездельствами век прожил неразлучно
И жил по саму смерть свою благополучно.
Не воздан праведник, без казни умер плут, -
Конечно, будет нам еще по смерти суд.
1756

Под камнем сим лежит богатства собиратель,
Который одному богатству был приятель,
Он редко вспоминал, что жизнь его кратка,
И часто вспоминал, что жизнь его сладка.

Осталось на земли его богатство цело,
И съедено в земли его червями тело;
Им нужды нет, каков был прежде он богат.
И тако ничего не снес с собой во ад.
1758

На месте сем лежит безмерно муж велик,
А именно зловредный откупщик.
Реками золото ему стекалось кo рту
И, душу озлатив, послало душу к черту.
1760

Под камнем сим лежит Фирс Фирсович Гомер,
Который пел, не знав галимат и и мер.
Великого воспеть он мужа устремился:
Отважился, дерзнул, запел - и осрамился,
Оставив по себе потомству вечный смех.
Он море обещал, а вылилася лужа.
Прохожий! Возгласи к душе им пета мужа:
Великая душа, прости вралю сей грех!
1761(?)

Подьячий здесь зарыт, нашел который клад;
У бедных он людей пожитков поубавил,
Однако ничего не снес с собой во ад,
Но всё имение на кабаке оставил.

Teller

М.И. Цветаева

Тому, кто здесь лежит под травкой вешней,
Прости, Господь, злой помысел и грех!
Он был больной, измученный, нездешний,
Он ангелов любил и детский смех.

Не смял звезды сирени белоснежной,
Хоть и желал Владыку побороть…
Во всех грехах он был - ребенок нежный,
И потому - прости ему Господь!

 

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала - тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти - слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь - могила
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед,-
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо.
Главу опустив на грудь,
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.

Teller

Николай Щербина

ЭПИТАФИЯ РУССКОМУ КУПЦУ
С увесистой супружницей своей
Он в бане парился, и объедался сыто...
О, сколько им обмануто людей,
И сколько чаю перепито!
1851

Teller

На могиле Всеволода Багрицкого, погибшего в Великую Отечественную войну

Я вечности не приемлю!
Зачем меня погребли?
Мне так не хотелось в землю
С любимой моей земли!

Teller

Для красоты, что здесь погребена
Безвременно, - одно есть утешенье:
Жизнь принесла ей смертное забвенье,
А смертью ныне жизнь возвращена.
Teller
Зачем не к ликам, старостью измятым,
Пришла ты, Смерть, а сорвала мой цвет?
- Затем, что в небесах приюта нет
Запятнанному тленьем и развратом.

Teller
Смерть нанести не пожелала рану
Оружьем лет и преизбытком дней
Красе, что здесь почила, - дабы ей
Вернуться ввысь, не потерпев изъяну.
Teller
Почившая здесь красота пришла
Других существ на свет настолько краше,
Что смерть, с кем естество враждует наше
Для дружбы с ним, ей жизнь оборвала.
Teller
Я здесь почил, чуть появясь на свет;
Я - тот, к кому так быстро поспешила
Смерть, что душа, чью плоть взяла могила,
Едва заметила, что плоти нет.

Teller
Смерть не дала мне, погребя во мгле
Ту красоту, что здесь была моею,
Вернуть ее всем тем, кто скуден ею,
Чтоб прежним мне воскреснуть на земле.
Teller
Я словно б мертв, но миру в утешенье
Я тысячами душ живу в сердцах
Всех любящих, и, значит, я не прах,
И смертное меня не тронет тленье.

Teller
Здесь рок послал безвременный мне сон,
Но я не мертв, хоть и опущен в землю:
Я жив в тебе, чьим сетованьям внемлю,
За то, что в друге друг отображен.

Teller
Когда ста лет в двучасье ты лишился,
То вечности тебя бы люстр лишил;
- О нет, затем что за день век прожил,
Кто за день жизнь познал и в склеп спустился!
Teller
К благой судьбе я смертью приведен:
Бог не желал меня увидеть старым,
И так как рок не властен большим даром,
Все, кроме смерти, было б мне в урон.
Teller
Вот этот прах, остатки бытия,
Где лика нет, где очи уж истлели, -
Урок тому, кого пленять умели,
В какой тюрьме жила душа моя.

Teller
Кто этот гроб слезами орошает,
Тот понапрасну верит, что вернет
Его слеза сухому древу плод:
Ведь по весне мертвец не воскресает.
Teller
Мне красоту пожаловал Господь,
Родитель же мне передал лишь тело;
Но если Богом данное истлело,
Что ж смертная от смерти примет плоть?
Teller
При жизни я кому-то жизнью был,
И с той поры, как сделался я прахом,
Ревнивый друг ждет смерти, мучим страхом,
Чтоб кто-нибудь его не упредил.

Teller
Чеккино - в жизни, ныне - я у Бога,
Мирской на миг, небесный навсегда;
Счастливая вела меня звезда:
Где стольким в смерть, мне в жизнь была дорога.
Teller
Гробовая тишина.
Первый раз лежу одна.

Teller

Здесь лежит старик 105-ти лет. У него сохранились все зубы. Пользуйтесь пастой "Фтородент"!

Здесь никто не лежит. Пользуйтесь презервативами фирмы "Чемпель"

Дорогая мамочка! Ты ушла от нас так рано. Благодарные дети.

Ну, что? Теперь ты веришь, Кара, что я был болен?

Фима, спи спокойно. Факты не подтвердились.

Спи спокойно, Арон! Тебя реабилитировали!

Здесь лежит неудачливый Стас:
Бил жидов, но Россию не спас.

Дорогому мужу. Мои слёзы тебя не воскресят. И потому я плачу.

Здесь под плитой лежит поэт.
Был в рейтингах он первым.
ждал козырей в колоде лет,
а выпали кресты да черви.

Я на роликах ехал,
Прицепившись к КАМАЗу.
Живописная местность - как пестрая смальта
И добились успеха
Санитары не сразу,
Отскребая лопатой мой мозг от асфальта



Pfeil